Люди часто заполняют гневом пробелы в своем рассудке
(У. Олджер)
Рейтинг

Автор Людмила Мосина

У горемычного холма

Цветы, увядшие, на раме,
Мою впитавшие тоску.
С которой шла дорогой к маме,
Как плети, душу мне секут.
Стою, от горя захлебнувшись,
У одинокого холма.
Ты в каждом дне со мной минувшем,
Моя родная мама!
Ма…

Нужда

Нужда по свету мыкалась
С котомкой на плечах,
Израненная тыкалась
К теплу в чужих углах.
Сухой давилась коркою,
Молилась день и ночь,
И бать на людях кроткою
Ей было так невмочь.
Богатые шарахались,
Бежали от нее,
А бедные лишь ахали,
Отдав до нитки все.
Ее глаза незрячие
Склевал соленый дождь –
Она кругом маячила,
Вымаливая грош.

Зеркала

Я в зеркала смотрелась часто:
Боялась что-то упустить.
А день в них облик мой печатал,
Как в миражах сухих пустынь.
Они меня то вдохновляли,
То говорили про изъян,
Смешили, плакали, кривлялись,
Раскладывая лет пасьянс.
И только иней в длинной стрижке
Они закрасить не смогли –
Подстерегли, когда сынишки
Со мною вровень подросли.

В последних числах ноября

Рукой безжизненно-холодной
Ноябрь деревья обнажил,
К утру заплаканные сходни,
Ледовым панцирем покрыл.
И снег, как будто через сито,
Стекал с небесной высоты,
Ложась слепящей белизною
На потемневшие кусты.
И ветер нес с собой смятенье,
В нем жизнь цеплялась за края.
Но не было уже спасенья
В последних числах ноября.

Лесной чай

Чай,
Как снег пушистый,
Весь в цветах медовых,
Словно пух
Ложится
На мои ладони.
Сколько раз,
Бывало,
Согревал ты душу!
Я чаи пивала
В ледяную стужу.
…Разделило время
Полюса нежданно,
А заботы бремя
Испытала рано.
Я теперь не чаю
Гостьей быть твоею –
Словно в море чая
Все брожу,
Хмелею…

Весенняя свежесть

Смывает дождь зимы опрелость
И ветошь, словно теплый душ.
На почки глянь:
Весна созрела.
Чтобы с берез накапать пунш!
Здесь винный воздух, как похмелье
От суеты прошедших дней.
Закат забрызгал все сиренью –
И я, как все, тянусь к весне.
И узнаю повсюду почерк,
Всему дающий расцвести.
Иду от восклицаний к точкам
Вновь по весеннему пути.

Купавки

Стряхну с купавок я слезу,
Где между ельником березы.
К лицу, вдыхая, поднесу
Лесные золотые розы.
О, этот пальмовый разрез
И аромат нежней фиалки
Откуда взял богатый лес?
Кто первый так назвал: купавки?
Не мне о вечности судить,
Что семена разносит ветром.
Мне б ту мифическую нить –
Из лабиринта выйти где-то.

Гроза

Летают низко над землею
Тревожно ласточки с утра.
И лес дрожит, как будто болен –
Приходит летних гроз пора.
Вот туча мчит конем крылатым,
Взметнула сажу в облака.
От грома небо стало плакать –
И ливень хлынул, как река.
Все потонуло в круговерти:
И лес, и небо, и земля –
Лишь стрелы огненные чертит
На небе молния со зла.
Гроза бежит за перевалы
Кипящей лавой по песку,
Крушит деревья – все ей мало,
Не может выплеснуть тоску.
В припадке падает на плечи,
Но, зацепившись за стволы,
Зажгла на панихиде свечи,
Где горько плакала полынь.

Август

Август лоск наводил на природу:
Отливать стали лаком плоды,
Помидоры зажглись в огороде,
Сладкий перец, морковь и цветы.
Подрумянились айвы и груши,
Брызнул солнцем с лозы виноград.
Дыня мягко шептала:
— Откушай,
Оцени-ка с бахчи аромат!
Мне такое не снилось везенье:
Этим летом приехать на юг.
Из другой широты воскресенье
Нынче ходит за мною вокруг.
По минутам его разложу я,
В дни ненастья зажмурив глаза:
— Как же в августе солнце, колдуя,
Воскресенье творит!? Чудеса?!

Княженика

То ль княжна,
То ль княженика
Повстречалась на пути
И во всех предстала ликах…
Что за ягода?
Пройти?
Аромат княжны медовый
Кружит, кружит, как в бреду –
В бело-розовых, лиловых,
Красных ягодах бреду.
Все здесь как-то необычно.
Хвойно-лиственный простор.
От поляны земляничной –
Сразу княжеский ковер.
Княженику редкой гостьей
Встретишь чудом на пути.
Собираю горсть за горстью,
Не могу никак уйти.